Как отговорить девушку от аборта

Как отговорить женщину от АБОРТА

Прочитайте:

  1. Андрей Хвесюк о борьбе с абортами (2011 г.).
  2. Вместо аборта женщину стерилизовали, но об этом она узнала только спустя семь лет
  3. ДЕКЛАРАЦИЯ ОСЛО О МЕДИЦИНСКИХ АБОРТАХ
  4. К проблеме искусственного аборта
  5. Морально-этические проблемы искусственного аборта
  6. Не начинайте жизнь с аборта
  7. О вреде аборта
  8. Опыт показывает: голодания от 3 до 7 дней достаточно, чтобы привести организм в порядок и избавить женщину от тошноты и рвоты на остальной период беременности.
  9. Проблема аборта в контексте религии

В общем и целом, общаясь с беременной (отговаривая ее от аборта) можно руководствоваться следующей схемой:

1.Слушание (сначало нужно женщину просто выслушать, не комментируя), т.к умение выслушать, означает выражение искренней заинтересованности другим человеком.

Женщина, планирующая прервать беременность, предполагает какие контраргументы будет приводить слушающий, поэтому неосознанно говорит, как правило «стандартными фразами».

2.Постановка вопросов – после выслушивания женщины, можно задать вопросы (для того чтобы уточнить истинный мотив прерывания беременности).

3.Осознание и корректировка – после выяснения истинного мотива движимого женщиной для прерывания беременности, строим беседу направленную на подержание и успокаивание женщины (см. таблицу – цель беседы).

4.Предоставление информации – высказываем свое мнение, отвечаем на вопросы женщины. Предоставляем информацию для закрепления сказанного.

1 задача – Отделить в сознании женщины беременность от предшествующих и сопутствующих проблем. Беременность не создает проблем в жизни женщины и ее окружения, а только вскрывает те проблемы, которые уже давно существуют.

Просто рассказ о развитии плода и вреде аборта тоже имеет эффект, но невысокий. Если в процессе короткой беседы не выйти на внутренние побудительные мотивы аборта (чаще всего самой женщиной не осознаваемые), то эффекта будет мало, особенно в долгосрочной перспективе.

2 задача – Выявить истинные мотивы прерывания беременности, помочь их осознать и откорректировать (по О.С.куценко)

МотивФразы раскрывающие мотивЦель беседы
1.Аборт как способ скрыть сексуальные отношения– «Некоторые родные не знали что я имела сексуальные отношения» – «Это для них будет неожиданностью» – В моей семье такие убеждения, что сексуальные отношения до брака иметь стыдно. Я разочарую их новостью о беременности»Главная цель с одной стороны уменьшить страх женщины, а с другой переключить ее с мыслей о тех людях, которых она боится, которые могут помочь и поддержать.
2.Аборт как «страх перед беременностью и родами»– «Меня тревожит беременность. Что будет с моим организмом?» – «Мысли о родах меня тревожат» – «Я боюсь, что могу умереть во время родов» – «Я боюсь выкидыша, разных осложнений»– Помочь женщине осознать истоки своих страхов перед беременность и родами (собственный опыт, опыт и рассказы матери, подруг, влияние СМИ и др.) – использовать красочные фильмы, слайды, картины, чтобы «очеловечить» зачатого ребенка в сознании женщины
3.Аборт как следствие жесткой репродуктивной установки, как «усталости от родительства»– «У меня уже есть желаемое количество детей. Рожать еще одного я не готова» – «Много детей иметь тяжело; с таким количеством детей мне не справиться» – «Детей с такой разницей в возрасте рожать не стоит» – «В моем возрасте неправильно рожать ребенка»Сделать акцент на том: 1.Каждый ребенок дает новое ощущение материнства. Многие женщины, у которых несколько детей, говорят, что с каждым новым малышом становишься мудрее, опытнее и ярче переживаешь радость материнства. 2.Активизация в поиске дополнительных материальных источников. Ряд семей сохраняет второго ребенка, поскольку есть возможность получить материнский капитал, а с рождения третьего семья переходит в статус многодетности и получает все соответствующие льготы. 3.Многодетная семья – это полезная среда для развития детей. В любом случае, если в семье только один ребенок, появление брата или сестры окажется благотворным событием, так как будет учиться ребенок делиться, принимать во внимание интересы другого малыша.
4.Отвержение ребенка с определенными характеристиками (могут быть как действительными, так и придуманными)– «Муж пьет, родиться какой-нибудь урод» – «У меня уже есть девочка, я хотела бы мальчика»Сделать акцент на том, что ребенок определенного пола дается нам для того, чтобы мы смогли проработать свои внутренние конфликты, исправить определенные отношения. Важно побудить беременную найти первоисточник неприятия ее к определенному полу ребенка
5.Аборт как следствие приоритета других ценностей– «Я потеряю свою свободу с рождением ребенка. Мне этого не хочется» – «Беременность сейчас абсолютно невовремя. У меня сейчас есть очень важные для моего будущего планы» «Если я рожу, то не смогу получить хорошего образования» «Ребенок лишит меня возможности хорошо устроить свою жизнь» – «С рождением ребенка я буду «связанна по рукам и ногам», закончится моя свобода» – «Рождение ребенка сильно повредит моей карьере. Это сейчас абсолютно невовремя».Здесь важно понять является ли мотив действительно ведущим, или за ним скрываются совершенно иные причины желания сделать аборт. Если до беременности женщина действительно была успешна в работе, то здесь важно будет сказать о том, что «ваши способности и целеустремленность никуда не денутся после рождения ребенка», а наоборот усилятся. Если женщина до беременности достаточно равнодушно относилась к своей карьере, а теперь говорит о том, что беременность помешает ее планам, то это скорее всего лукавство, и причина нежелания рожать лежит совершенно в другой плоскости.
6.Аборт как «страх перед родительством», нежелание принимать роди матери– «В принципе я хочу когда-нибудь иметь ребенка, но в других обстоятельствах» – «Мне еще рано быть мамой, я сама еще ребенок» – «Я так устала от роли матери, что еще одного ребенка сейчас рожать не готова» – «Я в принципе не хочу иметь детей, не горю желанием стать мамой»Однозначно можно говорить лишь о том, что обязательно нужно затронуть тему отношений беременной с матерь., делая акцент на следующем: 1.Если вы очень дорожите собственной мамой, то рождение ребенка может стать способом благодарности ей за вашу жизнь. Если с вашей матерью у вас плохие отношения, это не значит что у вас с вашим ребенком будут также. Вы можете «переписать» свой жизненный сценарий. 2.Важно вообще побудить женщину задуматься об истоках ее негативного отношения к материнству. Необходимо постоянно подчеркивать, что материнство – это процесс обучения – это то, чему можно научиться» Сейчас множество литературы, тренинговых программ, видеофильмов, занятий для беременных, где учат чувствовать и любить ребенка, строить с ним конструктивные взаимоотношения. В конце беседы полезно (настоятельно рекомендовано) дать женщине какую-либо книгу, брошюру о материнстве.
7.Уступка социальному давлению-«Окружающие настаивают на аборте. Очень тяжело идти против всех» – «Никому кроме меня этот ребенок не будет нужен, какой смысл его рожать» – «Они заставляют меня сделать аборт, пусть он на их совести и будет» – «Окружающие отказывают мне в помощи, а я одна не справлюсь»Главная цель с одной стороны уменьшить страх женщины, а с другой переключить ее с мыслей о тех людях, которых она боится, которые могут помочь и поддержать, показав, что последних намного больше чем первых.
8.Страх перед реакцией социального окружения.– «Если я решу рожать, то многие окружающие меня осудят» – «Мне стыдно открыть свою беременность и просить помощи» – «Мне неловко рассказывать окружающим, от кого я беременна, очень хотелось бы это скрыть» – «Мои родные меня не поймут если я сохраню беременность»
9.Бегство от прошлого– «Я хочу порвать с прошлым, а ребенок, если я рожу его, будет постоянно мне об этом напоминать» – «Мы порвали отношения с отцом ребенка. И беременность оказалась совершенно не кстати. Не хочу чтобы меня с ним что-то связывало, тем более ребенок» – «Если я рожу, то мне придется вернуться к родителям, а для меня это хуже всего» – «Я беременна в результате изнасилования. Если я рожу, то ребенок никогда не даст мне забыть об этом»Здесь важно говорить, о том, что вообще понятие прошлого и будущего достаточно относительно и существует только в нашей голове. Мы можем представить себе рождение ребенка как новую страницу своей жизни, а не как продолжение старой. Н когда в нашей жизни не бывает так, чтобы мы смогди полностью перечеркнуть прошлое и начать жизнь заново. Аборт не избавит от прошлого, потому что оно важная часть жизни. Сам факт зачатия уже нельзя будет стереть из памяти жизни, и эта беременность навсегда будет частью биографии, этот ребенок уже никуда не исчезнет.
10.Фиксация на отношениях с отцом ребенка– «Рождение ребенка ставит под угрозу мои отношения с отцом ребенка» – «Я с трудом представляю этого мужчину в качестве отца моего ребенка. Не хочу рожать от него и связывать с ним свою жизнь через ребенка» – «Отец ребенка бросил меня, а быть матерью-одиночкой я не хочу» – «Я хочу скрыть беременность от отца ребенка» – «Отец ребенка категорически против рождения ребенка. Он убеждает меня сделать аборт» – «Отец ребенка применяет физическую силу, чтобы склонить меня к аборту» – «Отец ребенка говорит, что бросит меня, если я не сделаю аборт»Незапланированная беременность вызывает у мужчины точно такие же чувства, как и у женщины: страх, растерянность, шок, испуг, тревогу, злость, радость … Набор эмоций зависит от конкретного человека и ситуации. Мужчины часто действительно ничего не понимают в беременности и аборте! Поэтому беременной женщине в случае слабой готовности мужчины к отцовству рекомендуется рассказать о беременности после УЗИ, показываю фото комментируя развитие ребенка. Только одно осознание ребенка как живого развивающегося человечка определенных мужчин отклоняет от мысли об аборте в сторону рождения малыша. Важно говорить с беременной: 1.Аборт-не гарантия сохранения отношений. Мужчина может ставить ультиматум – я или ребенок, но аборт не является залогом того, что мужчина потом останется с ней. И есть множество случаев подтверждающих это. 2.Очень важно проговорить варианты развития ситуаций: как будут строиться личные отношения в паре?, что они будут делать если снова наступит беременность?, опять аборт?. Иначе все может снова повториться. 3.Важно поговорить с женщиной о чертах ее характера, ее представлении о мужчинах, из-за которых она терпит насилие над собой, о самооценке женщины, ее уверенности в себе, умения отстоять свои желания и решения. Важно говорить с отцом ребенка: 1.Отделить в сознании мужчины беременность от предшествующих и сопутствующих проблем. Мужчине нужно обязательно рассказать о физиологических процессах, происходящих в организме женщины во время беременности, об изменении гормонального фона. Важно показать отрывки фильмов о внутриутробном развитии, чтобы помочь представить ребенка и превратить его из абстрактного слова беременность в конкретного растущего человечка. 2. С мужчиной важно поговорить в первую очередь о страхах, чего именно он боится. Попутно разбираются мифы об отцовстве, мешающие конкретному мужчине адаптироваться к факту беременности. 3.Важно учитывать особенности социальной ситуации пары и их предшествующий репродуктивный опыт.
11.Страх не справиться с материальной ситуацией– «У меня есть серьезные финансовые обязательства, с которыми у меня будут большие проблемы, если я рожу» – «Мне страшно рожать в тех условиях (в той ситуации), в которых я нахожусь» – «Люди не понимают тяжести моей ситуации. Никто не станет заниматься моими проблемами» «Мне тяжело воспитывать имеющихся детей; боюсь, что еще одного ребенка мне не потянуть»Важно оценить насколько реальны предъявляемые жалобы на низкий материальный достаток. Если женщине действительно самой есть нечего. Тогда нужно оказывать реальную продуктовую, денежную, вещевую помощь. Но иногда за этими фразами скрываются иные мотивы – «мне страшно, что мне придется во многом себя ущемлять из-за ребенка. Проблема в том, что ребенок часто воспринимается как «существо которое разоряет своих родителей». Общая культура потребления в обществе формирует стереотипы: «ребенка иметь очень дорого», «с рождением ребенка невозможно копить». Взрослые чаще всего ребенком просто прикрывают собственную безынициативность и халатное отношение к деньгам. Нужно проговорить: Любая ситуация, любая проблема, в которую. Вы попали, может быть причиной для того, чтобы вы остановились… ИЛИ это может стать причиной двигаться вперед. Понимание этого – это концепция ответственности! Одна и та же вещь может стать как причиной для того, чтобы остановиться, так и причиной для успеха. Вы решаете. или вы просто оправдываетесь…

Задача 3- закрепление осознанных мотивов литературой, видеоматериалом, распечаткой, буклетами. Информацией о социальных центрах, пособиях, куда женщина может обратиться.

Дата добавления: 2015-08-26 | Просмотры: 2921 | Нарушение авторских прав

«Ребенок будет сниться, ходить за тобой»: как российские врачи отговаривают от абортов

В 2018 году около 35% россиян не одобряли искусственное прерывание беременности, а уменьшение количества абортов входит в Концепцию демографической политики РФ до 2025 года. «Афиша Daily» записала истории трех женщин, которых врачи настойчиво уговаривали сохранить беременность, и спросила у юриста, что делать в такой ситуации.

История Светланы

«Зачем мне этот ребенок? Чтобы я ассоциировала его с его отцом?»

Когда я родила первую дочь, мне было восемнадцать лет. Несмотря на такой юный возраст, мы с мужем (уже бывшим) хотели ребенка, я забеременела осознанно.

Где‑то через полтора года после рождения дочки у меня случилась задержка. Мы предохранялись прерыванием полового акта, и все было нормально, но не в этот раз. Я сразу решила, что буду делать аборт.

Я тогда только вышла на работу, посидеть с дочкой оставалась бабушка. Я начала чувствовать себя человеком, потому что стала сама зарабатывать деньги, мне не надо было ни у кого просить и унижаться. Зная, что разница между детьми будет такая маленькая, а муж постоянно распускает руки, я решила не рожать. Зачем мне этот ребенок? Чтобы я ассоциировала его с его отцом?

Мама не знала, что меня бил муж — он же бил не по лицу, а так, чтобы синяки оставались только на теле. Я никому ничего не рассказывала — терпела, ждала, что исправится, изменится. Дура малолетняя, надо было бежать сразу. Я вызывала полицию, его забирали на два часа, потом он приходил еще более злой и избивал гораздо сильнее.

«У тебя чувство вины останется на всю жизнь»

Я пошла к гинекологу в бесплатную женскую консультацию. Сказала врачу: «У меня задержка столько‑то дней, делала тест, две полоски». Она ответила: «Залезайте в кресло». Гинеколог подтвердила беременность и начала заполнять какие‑то бумажки, даже ничего не спрашивая. Когда она стала записывать меня на УЗИ, я сказала: «Стоп-стоп-стоп, я собираюсь прерывать беременность». Она удивилась: «В смысле прерывать?» — «Ну в прямом, это мое право». Врач начала отговаривать: «Вы еще молодая, зачем вам это надо». Я даже не стала ее дослушивать, просто вышла из кабинета.

Дома была мама, я ей все рассказала. Она начала меня успокаивать, говорить, что к таким врачам нужно идти с холодной головой. Мама записала меня в платную клинику, где я быстро сдала анализы. Пока я бегала с ними, меня снова избил муж, открылось кровотечение. А мне еще надо было на УЗИ, чтобы проверить, не внематочная ли беременность. И вот я с кровотечением пошла его делать, была на пятой неделе беременности.

Потом она добавила: «У тебя чувство вины останется на всю жизнь, ребенок будет сниться, ходить за тобой по пятам, ты не сможешь с этим жить». Я ответила: «Я к вам пришла и заплатила деньги, зачем вы начинаете лезть не в свое дело?» Я даже не пыталась рассказать ей о том, какая у меня жизненная ситуация, потому что врачу на самом деле не было до меня дела. Она постоянно цыкала, была нервная, со мной разговаривала как не знаю с кем. Потом она не то что бы смягчилась, просто перестала отговаривать.

После посещения врача я ревела, считала себя какой‑то не такой, не понимала, как вообще могла думать об аборте. Тогда меня очень поддержали мама и бабушка. Никто не сказал, что я убийца или прокаженная. Бабушка рассказывала, как сама прервала беременность, еще когда не делали анестезию. Вспоминала девочку, которая пришла на аборт, ей стали резать на живую, она плакала, кричала, а ей говорили: «Перед мужиками не больно ноги раздвигать, а тут больно!» Она, бедная, терпела.

В итоге этот гинеколог выписала направление на медикаментозный аборт. Сначала я выпила таблетку в кабинете, потом врач велела приехать на следующий день, выпить еще одну и какое‑то время побыть в стационаре. На следующий день я приняла препарат, пошла в палату, где медсестры — дружелюбные девочки — предложили чай, кофе. У меня в карточке был прописан постельный режим: два часа после принятия таблетки. Пришла гинеколог и сказала: «Нет, я такого не говорила, все у нее прекрасно, пускай собирается и едет домой». Медсестры ответили: «Нельзя, кровотечение может открыться». — «У таких, как она, ничего не откроется». С ней никто не стал спорить. Я слышала это, находясь за ширмой.

Я собралась и поехала домой на общественном транспорте, стоя. У меня начало крутить живот, и когда я доехала до дома, открылось кровотечение. Я должна была еще к этому гинекологу прийти на контрольное УЗИ, но она мне отказала: «Никакое УЗИ тебе не нужно, все и так нормально».

После аборта меня снова избил муж: кричал, зачем я это сделала. Я собралась с силами и подала на развод.

«Что это вы, второй аборт делаете»

Спустя несколько лет мы отмечали четырехлетие дочки, и бывший муж пришел ее поздравить: весь такой любезный и красивый. У нас с ним был секс, причем у меня были месячные. И снова та же песня — задержка. Я не знала, что так бывает. Позвонила ему, он сказал: «Не знаю, где ты шлялась». Ну я решила, что не стану ничего доказывать.

Тест на беременность показывал одну полоску, но у меня цикл как часы, значит, если задержка, то что‑то не так. Пошла в женскую консультацию и снова попала к тому же врачу. Она меня осмотрела и сказала: «Нет ничего, это сбой. Через неделю сделайте тест еще раз и приходите». Сделала тест, и там было уже две полоски. Пришла снова, гинеколог даже не стала меня осматривать: «Ну значит беременна». И снова начала заполнять бумаги, чуть ли не направление в роддом. Я не стала распыляться, просто встала и ушла.

Пошла в платную клинику, где была в прошлый раз, только в другой филиал. Сделала анализы и УЗИ. Меня записали на вакуумный аборт, потому что медикаментозный уже не подходил по срокам. Перед операцией гинеколог заполняла бумажки и так недовольно сказала: «Что это вы второй аборт уже делаете?» Я ответила: «Ну люди и по десять делают, что мне теперь». — «Это плохо для здоровья». Хотя с родами аборт в этом смысле не сравнится. Я уже была поматерее и смогла дать ей отпор — попросила не лезть не в свое дело. Вакуумный аборт прошел быстро, без осложнений.

Читайте также:  Как стать морально сильной девушкой

«Ты не сможешь родить, не сможешь забеременеть, у тебя отвалится матка»

Когда я делала аборты, еще не было такой агитации за рождаемость. А сейчас из каждого утюга. Все на тебя нападают, а попросишь помощи, талдычат: «Рожай, ты выберешься, деньги упадут с неба». Говорят про всякие зайки-лужайки.

Спустя четыре года у меня появился еще один ребенок от нынешнего мужа. Он был запланированным, мы готовились полгода, сдавали анализы, очень его хотели и ждали. Но больше детей я не планирую — никогда и ни за какие деньги. Надеюсь, до беременности не дойдет, но, если что, я бы сделала аборт еще раз. И муж у меня все понимает, он много помогает: видит, что такое ребенок и что он состоит не только из улыбок, но еще и орет, плачет, живот у него болит и зубы режутся. А после 35 лет я вообще собираюсь перевязать маточные трубы.

Если девочка не уверена [в том, что хочет рожать], знает, что не потянет, она должна понимать, что никаких заек-лужаек не будет, будут только суровые будни, где придется таскать ребенка на себе. Пускай она не ломает себе жизнь, думает головой. Это только ее жизнь, пусть она распоряжается ей так, как хочет.

История Алисы

«Я знала, что у меня все будет супер»

Я приехала летом в родной город, чтобы поработать журналисткой на одном из предприятий. Из‑за тяжелого графика я почти не спала и не ела, чувствовала себя одиноко. Это был плохой период, и я старалась как‑то развеяться: много тусовалась, начала выпивать. И вот на очередной вечеринке все случилось. Забеременела в 19 лет.

Я сразу поняла, что беременна. Наступило какое‑то умиротворение, кожа стала суперчистой, хотя обычно я покрываюсь прыщами каждый [менструальный] цикл. Постоянно подташнивало на работе: я ходила по горячим цехам, брала интервью, и у меня кружилась голова. Страха и ужаса не было. Мне, наоборот, стало любопытно, как теперь из этого всего выпутаться.

Сама я не планирую иметь детей, хотя очень их люблю. [К моменту, когда наступила беременность] я довольно много знала про аборты и была в курсе, что медикаментозное прерывание беременности входит в полис ОМС, то есть его можно сделать бесплатно. Негативных последствий я не боялась, хотя читала на форумах о всякой жести со здоровьем после аборта. Но рассудила: если у девушки плохо закончился аборт, она пойдет в интернет и про это напишет, а тысячам девушек, у которых процедура прошла гладко, нет смысла ничего писать. Я знала, что у меня все будет супер, чувствовала это.

«Приходилось все время повторять: «Нет, я буду делать аборт»

Когда я пришла в женскую консультацию, гинекологиня и ее помощница сразу спросили про возраст. Я ожидала какого‑то осуждения, но доктор, наоборот, обрадовалась: «О, замечательно, ты уже взрослая, пора!». Она, наверное, думала, что я встану на учет, а я сказала, что буду делать аборт. Тогда помощница врача начала мне рассказывать про плюсы быть молодой мамой: «Представляешь, я сама в 19 родила, и мы теперь с дочкой вместе ходим в клубы!» Я ответила: «Я буду рожать ребенка, который, вообще-то, на всю жизнь, чтобы потом с ним в клубы ходить?!»

На приеме я вела себя довольно грубо — скорее чтобы защититься. Но это не работало, никто всерьез меня не воспринимал. Было очень унизительно, что со мной разговаривают как с ребенком, притом что я сразу сказала, что на аборт. Какие еще могут быть разговоры? Ведь не спрашивала чьего-то мнения. Врач стала рассказывать ненужные подробности про несчастных клиенток, которые такие же молодые сделали аборт, а теперь жалеют, потому что не могут родить детей. Звучали аргументы, что я уже работаю (ага, за какие‑то копейки!), что семья поможет. Гинекологини пытались убедить меня в том, что я рожу ребенка и буду счастлива.

Как будто то, что я не планировала беременность, недостаточно для моего решения и мне нужна причина для аборта. А по-моему, нужна куча причин, чтобы заводить ребенка. Мне приходилось все время повторять: «Нет, я буду делать аборт».

После «милого» разговора они начали делать УЗИ. Гинекологиня сказала, что ничего толком не видно и предложила подождать неделю, но даже самый дешевый тест на беременность показывал две полоски. Подозреваю, что они хотели оттянуть момент, надеялись, что передумаю. Однако я настояла на анализах, и мне выписали направление. Я сдала анализы уже на следующий день, а через несколько дней попала на повторный прием к этому же врачу. Она подтвердила беременность, сделала повторное УЗИ и направила меня к психологу (в российских женских консультациях предусмотрено обязательное доабортное консультирование у психолога. — Прим. ред.).

«Настоящая девушка должна родить»

Я очень готовилась к приему у психолога, прямо репетировала у зеркала, как буду с ней разговаривать, была на взводе. Даже успокоительное, по-моему, выпила. Приехала, зашла в кабинет и увидела там молодую девушку. Я села и стала молча смотреть на нее. Она спокойно достала какую‑то бумажку и начала задавать стандартные вопросы по анкете. «О последствиях знаешь?» — «Знаю». — «Отец ребенка знает?» — «Нет». — «Почему?» — «Мы не общаемся». — «Ладно, поняла».

Психолог проставила в анкете плюсики, улыбнулась и пожелала безопасного аборта. Она отдала справку, и мы мирно попрощались. У меня наступила эйфория, я буквально нашла «лучик света в темном царстве».

После приема я снова пошла в женскую консультацию, показала справку, и гинекологини перестали меня переубеждать. Если сначала они пытались выстроить доверительное общение, поговорить о том, как я живу, то потом, когда они поняли, что все бессмысленно, наконец-то начали делать свою работу и отстали от меня. Мне выписали направление на медикаментозный аборт, который я сделала через две недели.

У меня это вызвало дикую злобу: я так и видела изнасилованную девчонку, которая смотрит на это все и думает, как она будет жить дальше, если оставит нежеланного ребенка.

Я боялась каких‑то нравоучений от врача, но их не было, все прошло достаточно спокойно. Одну таблетку я приняла прямо при враче, еще две мне выдали на дом. Их я приняла утром, семья ничего не заподозрила: родные подумали, что у меня просто болит живот.

«В нашей стране отношение к детям потребительское»

За всю эту историю я плакала единственный раз — весь обеденный перерыв на работе. У меня повышенная эмпатия, и даже когда со мной происходит что‑то плохое, я представляю на своем месте более слабого человека. Я подумала о моей ровеснице, которая меньше разбирается в теме и на которую оказывают давление родители и врачи, пугают ее тем, что она больше не сможет родить. Мне стало грустно и больно до слез.

Я не могу пройти мимо обсуждений абортов. Мне скучно спорить с людьми, у которых есть установка, что аборт — это грех. Но есть такие, которые считают себя прогрессивными и рассуждают в духе: «Нужно предохраняться, чтобы не делать абортов». Конечно, предохранение — это суперважно, но в первую очередь чтобы не распространить ЗППП. Аборт — это не самое страшное, что может произойти, если не пользоваться презервативами.

Когда ты выбираешь прервать беременность — делаешь выбор только за себя. Когда ты выбираешь рожать — делаешь выбор и за другого человека, существовать ли ему и в каких условиях жить. Никто не может гарантировать счастья своему ребенку. Создавать нового человека, допуская, что с ним может случиться что‑то плохое — на мой взгляд, жестоко. В нашей стране отношение к детям потребительское. Если хочется подарить кому‑то жизнь, заберите ребенка из детского дома. Он реален и нуждается в вас.

История Татьяны

«А если ребенок окажется похожим на насильника?»

Я родилась в маленьком городке Заволжье, в 16 лет уехала в Нижний Новогород учиться в университете. Когда мне исполнилось 18, я пошла в клуб, и в туалете меня изнасиловали. После изнасилования у меня все болело, я долго плакала. Обычно я звоню маме каждое утро, когда еду на учебу, но тогда этого не сделала. Мать позвонила мне сама, спросила, что случилось, и я ответила, что у меня болит живот — отравилась, наверное. Еще полгода я садилась в самом конце маршрутки, так как боялась людей, а если рядом оказывался хоть маленький мальчик, хоть подросток, я отходила в сторону. Почти не ходила в магазины, боялась мужчин. Я никому не рассказывала об изнасиловании. Пыталась жить так, будто ничего не произошло.

Спустя полтора месяца у меня начался токсикоз — тошнило целыми днями. Я сделала тест на беременность — там было две полоски. Купила еще три штуки, они все показали положительный результат. Я рассказала своей подруге, что, возможно, беременна. Подруга говорит: «Оставляй, это же так здорово!» Сначала я действительно хотела оставить ребенка, так как отовсюду слышала, что аборт — это грех, надо рожать и воспитывать ребенка, раз он уже есть. Когда я рассказала матери про беременность и про то, что, наверное, его оставлю, моя мама, прекрасная мудрая женщина, ответила: «Ты сама ребенок. У тебя ни квартиры, ни денег, что ты после родов будешь делать?»

«Врач начала говорить мне, какая я непутевая — шляюсь непонятно где и с кем»

Мама отвела меня в центр планирования семьи, там мне сделали УЗИ и подтвердили беременность. И тогда начался цирк. Меня попросили выйти из кабинета, чтобы поговорить с матерью. Потом попросили выйти маму и спрашивали меня, в каком возрасте я лишилась девственности. Я сказала, что первый секс у меня был около года назад, на что врач начала говорить мне, какая я непутевая — шляюсь непонятно где и с кем. Мне кажется, у нее была установка в голове: «Если забеременела, а отца нет, значит, нагуляла». Потом маму позвали обратно, и врач ей сказала: «Такой молодой девке нечего делать аборт, потому что если хватило мозгов трахаться, то хватит мозгов и воспитать». Это дословная цитата. Мама сказала, что мы делаем аборт, а гинеколог ответила: «Детей у нее больше не будет, вы будете потом всю жизнь жалеть. Ребенок уже есть и никуда от него не деться». Мама стояла на своем и попросила записать меня на платный аборт, лишь бы мне не было больно.

Дело в том, что в Заволжье практикуется такая чудесная вещь: девочкам делают аборт вообще без анестезии, режут на живую, и нам предложили такой же вариант. На что мама ответила: «Нет, вы что, это же дети, так нельзя». Врач сказала: «Пусть хотя бы думает, прежде чем перед каждым ноги раздвигать. Зато ей будет больно, она все запомнит и больше так делать не будет». Мать попросила адрес платного врача, который сделает мне анестезию. Врач не дала номер и заявила: «Если вы хотите поощрять ее в таком поведении, чтобы ваша дочь стала проституткой, то сами ведите ее к платным врачам».

Мне было очень обидно, я еле сдерживала слезы, но не решилась сказать гинекологу про изнасилование, так как не хотела, чтобы мама знала об этом. Боялась, что ей будет больно. Мы распрощались с этим гинекологом, а я сказала маме, что сама найду платного врача, который примет меня в Нижнем Новгороде.

«После аборта я ревела еще месяц, корила себя»

Мама дала мне немного денег — все, что на тот момент у нее было. Я нашла частную клинику, где меня осмотрели и сказали, что срок уже большой, и если протянуть еще две недели, аборт будет нельзя делать по закону РФ. Врач в частной клинике уже не отговаривал меня, только спрашивал, понимаю ли, на что иду, почему не хочу ребенка, есть ли у него отец. Рассказал, что могут быть проблемы со здоровьем и потом мне потребуется реабилитация. Этому врачу я рассказала про изнасилование. Он успокаивал меня, говорил, что у меня пока нет ни возможности, ни места, ни денег растить ребенка. Мне предложили сделать аборт прямо в тот же день. Думаю, если бы врач предложил через день-два, я бы себя накрутила, и мне было бы страшно. Врач сказал: «Не переживай, ты останешься у нас на ночь, мы за тобой последим, накормим, все будет хорошо. Но сделать это нужно сейчас, пока ты не оцениваешь все риски, а то потом родишь и очень можешь пожалеть». И я согласилась.

Мне сделали хирургический аборт под общим наркозом, проснулась я уже в палате. Я не осталась на ночь и вызвала такси. Приехала домой, легла на кровать, свернулась калачиком и начала реветь. Причем до конца не понимала, почему плачу. Мне позвонил друг, который знал про изнасилование и аборт, предложил приехать к нему. Он меня укутал, покормил, и я легла спать.

То, что со мной случилось, — не моя вина. В осознании этого мне очень помогла программа для девушек, переживших насилие.

Я была волонтером-психологом по телефону Российской ЛГБТ-сети. От сети мне и пришло письмо, что есть такая организация из Нью-Йорка, Girl-Talk-Girl, и директор организации, Кристен, приедет в Питер, чтобы набрать группу девушек, переживших насилие, где они расскажут свою историю и смогут отпустить ее. Я боялась туда идти, но после того, как мне сказали, что меня не будут осуждать, а помогут справиться со случившимся, согласилась.

Там я впервые после врача и своего друга рассказала историю про изнасилование и аборт другим людям. Позже в Girl-Talk-Girl мне дали номер психолога, к которому можно обратиться. Когда я все рассказала, то прямо почувствовала, как камень с души упал, меня наконец отпустило. И в 2014 году, спустя шесть лет после аборта, я рассказала маме про изнасилование. Она поддержала и успокоила меня, но больше мы на эту тему никогда не говорили.

Сейчас я замужем за тем другом, который всегда был рядом, у нас все хорошо. Детей нет, потому что после всего случившегося врачи говорят, что у меня может не получиться забеременеть. Сейчас я прохожу лечение. Меня во всем поддерживает любимый муж.

Любителям отговаривать от абортов

Эта запись в основном для тех, кто очень любит отговаривать девушек от абортов, убеждая что дети счастье, ты привыкнешь, полюбишь и т.д.
Мне 27 лет. Высшее образование, хорошо устроена в жизни и на работе, материально обеспечена и жилищно не озабочена. С любимым уже 9 лет вместе. Нет никаких проблем, крупных скандалов или претензий, даже по мелочи уже давно не цеплялись.
В начала этого года я узнала о своей беременности (пробило через ОК). Беременность первая, но я размышляла об аборте. Так как не хотела менять образ и ритм жизни, и не чувствовала что хочу ребенка, и не хотела его рожать, потому что так получилось. Хотела подождать, пока очень захочется.
Муж поступил разумней всех, несмотря на то, что хотел ребенка, сказал, что решать мне. Забегая вперед, папа из него получился хороший, ребенком занимается, мне помогает.
Зато как на меня налетели подруги в реале и инете. Ты что какой аборт, дети это счастье, жизнь не закончиться, просто начнется новая. Конечно же рожать, это ты сейчас просто испугалась, потом пожалеешь. Всем по началу не привычно, потом осознаешь и вообще как можно это твоя частичка, ручки-ножки т.д. Короче вылили на мою голову, набор обычных банальностей и жалостей, которые можно встретить в любой теме о вопросе оставления беременности.
Их слова конечно не сыграли решающую роль, но вес какой-то имели. В итоге ребенка я решила оставить.
Но еще во время беременности я не раз пожалела, и все четче понимала что не чувствую я обещанной нежности, любви и прочего.
Недавно я родила, ребенку 12 дней. У него есть и будет многое, из того можно приобрести за деньги. Ему созданы хорошие жизненные условия, есть заботливый папа, любящие бабушка и дедушка. Но у него нет и возможно не будет главного, мамы, которая будет его любить. Я делаю все как надо, купания, гуляния, кормлению грудью, гимнастики, массажи и т.д. Но любви дать не могу. Я с ним даже не разговариваю, не называю по имени, просто молча выполняю все ритуалы по его уходу. Даже по голове глажу только тогда, когда хочу чтобы быстрей уснул, почти не беру на руки. Основной момент заботы о нем эгоистический, я не хочу потом оказаться мамой больного ребенка, который будет требовать много внимания. А еще он меня раздражает, особенно когда плачет или ноет, без особых причин. Раздражает почти сразу, не надо ждать пары часов плача без перерыва, хватает пары минут хныканья. Основная мысль это как бы его побыстрей сплавить в кроватку и пусть он спит, хотя он уже ищет общения, а лежит он один в кроватке и смотрит в стенку. Я не чувствую в себе любви, нежности, заботы, наоборот, когда ноет, могу резко тряхануть, грубо сунуть бутылку в рот, пытаться насильно втолкнуть соску. Уже пару раз стукнула по губам. Я знаю что это отвратительно, но мне не стыдно и не жалко его, я осознаю факт что делаю плохо.
И я постоянно жалею, что родила его, он для меня символ крушения жизни и начало проблем и забот, которые мне не нужны и обременительны.
Нет смысла читать мне морали и возмущаться тем, что я мерзкая мать, я это и так знаю и стараюсь с этим бороться. Не надо валить все на послеродовую депрессию, так как раздражает меня только он, с мужем все хорошо, с мамой, которая достает умными советами, тоже все нормально, а чуть ребенок проснулся раньше положенного и закряхтел, у меня уже волна раздражения на него.
Не надо тратить свое время на объяснение мне этих моментов, просто лучше подумайте, скольким мамочкам вы посоветовали оставить деточку, потому что это счастье. Хоть раз вы задумались, а что из этого вышло, получилось ли счастье…
Прежде чем давить на молодую девушку, своими понятиями о счастье, морали и недопустимости аборта, подумайте, а не получится ли так как со мной, вместо обещанного счастья, два несчастных человека. А потом удивляетесь, откуда столько мамаш, которые орут на детей, шлепают их, дергают. Это все продукты советов «не делай аборт, дети это счастье, родишь поймешь, а аборт это ужас и грех». Послушали умных и гуманных теть и родили, а потом бац и не поняли в чем счастье…

ЭтикаМожно ли отговаривать подругу делать аборт?

The Village узнал ответ на этот вопрос у специалиста по биомедицинской этике, социолога и девушки, которая отговорила подругу

Друзья советуются с нами по разным вопросам, но иногда повод для разговора — жизненно важное решение. Можно ли брать на себя ответственность и советовать подруге, как быть — рожать или не рожать? The Village узнал ответ на этот деликатный вопрос у специалиста по биомедицинской этике, социолога и девушки, которая отговорила подругу от аборта.

Читайте также:  Как стать сильной и уверенной в себе женщиной психология

ТАТЬЯНА ВАЙЗЕР

преподаватель философии и этики философско-социологического факультета, РАНХиГС

Выбор подруги — всецело её личное решение, за которое она несёт пожизненную ответственность. Если вы вмешиваетесь в эту ситуацию в качестве советчика,
то должны понимать, что все последствия принятого решения могут быть вменены вам в вину.

В случае удачного сценария развития событий (ребёнок родился здоровым, обстоятельства жизни благоприятствуют его росту), подруга может быть вам благодарна. Но в случае неудачного сценария (ребёнок родился больным,
нет средств на его содержание), она может возложить ответственность за негативные последствия на вас.
Также подруга может в будущем изменить своё собственное отношение к рождению ребёнка и обвинить вас в том,
что на определённом этапе её жизни вы способствовали принятию решения, которое теперь не соответствует её собственным ценностям. Поэтому оставлять ребёнка или нет — это прежде всего её личный выбор, её личная ответственность.

Вы можете предложить подруге обдумать все за и против
с разных позиций: религиозной этики и либеральной свободы, общечеловеческого сочувствия и ценности продолжения жизни, прагматической целесообразности
и материальной дееспособности, медицинских (проблемы со здоровьем матери и способность рожать в будущем)
и духовных последствий.

Можно также посоветовать подруге учесть специфические факторы конкретной ситуации и их разный этический вес. Была ли беременность желанной на момент зачатия? Является ли беременность, пусть даже нежеланная, добровольной, то есть не является ли она следствием акта насилия и, если да, может и должен ли насильник быть прощён через признание ценности человеческой жизни? Является ли отец ребёнка желанным в жизни подруги, и, если нет, может ли ребёнок оказаться ей ближе, чем его отец? Осознаёт ли подруга, что ребёнок может стать её единственным близким существом? Насколько велик риск, что он родится заведомо больным и будет пожизненно страдать? Можно ли в условиях отечественной медицины сделать аборт без травматических последствий для матери?

В моём собственном жизненном опыте был случай, когда после болезненного аборта девушка родила двух прекрасных детей. Но был и такой случай, когда аборт стал пожизненной травмой без возможности будущих родов.

Ирина Силуянова
заведующая кафедрой биомедицинской этики РНИМУ
им. Н. И. Пирогова

Дружба нужна для того, чтобы помогать друг другу. Поэтому если подруга не может решить, сохранять беременность или нет, то вы даже обязаны дать ей добрый совет. Он заключается в том, чтобы сохранить человеческую жизнь и ни в коем случае не прерывать её. Очень хорошо, если вы найдёте добрые слова и сделаете всё, чтобы подруга оставила ребёнка.

То же самое касается и позиции доктора. Предназначение любого врача, его фундаментальная задача — спасение
и сохранение человеческой жизни на самых разных стадиях её развития: будь то перинатальная стадия, младенчество, детство, зрелость или старость. Беременность — не болезнь, это удивительное биологическое свойство человека продолжать род. Конечно же, врач должен сказать всё то, чтобы сомневающаяся девушка сохранила ребёнка. Если врач вдруг начинает давать другие советы, можно сильно усомниться в профессионализме этого специалиста.

Девушка, которая отговорила подругу от аборта (анонимно)

Многим кажется, что люди, которые отговаривают женщин от аборта, — эдакие непримиримые борцы с теми, кто хочет избавиться от ребёнка. Сразу представляется, как
какая-нибудь сумасшедшая активистка стоит около клиники с плакатом и кричит: «Вы убийцы!» Я никогда
не буду осуждать тех девушек, которые примут решение остановить беременность. Это личный выбор каждого человека.

В ситуации с моей подругой я заняла прагматичную позицию. Она — из очень обеспеченной и благополучной семьи. В момент сомнений по поводу того, оставлять ребёнка или нет, был молодой человек, который любил её, причём взаимно. Сейчас у них крепкая и дружная семья. Беременность случилась неожиданно, и она думала,
что не совсем готова к такому серьёзному решению в своей жизни. Её размышления не были продиктованы социальным неблагополучием или проблемами в личной жизни, просто она была немного не в себе. Я знала,
что у неё всё в порядке с карьерой и финансами, что рядом надёжный и достойный человек, что у них прекрасные отношения. Услышав невнятные сомнения вроде
«Как я потом вернусь на работу?» или «Ой, я не смогу путешествовать» или «Я изменю свою жизнь, а потом вернуть всё назад не получится», я поняла, что настоящих причин прервать беременность нет и её слова — просто следствие шокового состояния. Мне кажется, что если нет по-настоящему серьёзных причин избавляться от ребёнка
и всё располагает к тому, чтобы в ближайшее время его завести, то почему бы и нет?

Я не говорила ей: «Ни в коем случае!», — или: «Ты убийца детей, потом будешь жалеть об этом и мучиться». Я просто поделилась видением ситуации и в итоге получила благодарность за совет. Мои друзья были очень рады,
что вовремя нашёлся человек с холодной головой, который вроде бы не сказал ничего сверхъестественного,
а просто поделился своим мнением. Думаю, разговор
со мной в критической ситуации перевесил сомнения,
и в том числе поэтому подруга приняла
правильное решение.

КАРИНА ПИПИЯ

Среди перечня действий, которые могут вызывать общественное осуждение и затрагивают
сексуально-репродуктивную сферу человека, аборт —
не самое страшное злодеяние. Негатив в российском обществе в большей степени выражен по отношению к тем, кто бросает своих детей или отказывается от них, а также к тем, кто придерживается отличных от гетеросексуального поведения паттернов. Морально неприемлемым такое поведение считают 75 и 62 % соответственно. В то же время лишь третья часть населения считает достойным осуждения аборт.

Более 70 % россиян уверены, что рождение детей должно быть планируемым процессом. Менее пятой части респондентов допускает вмешательство в репродуктивный процесс внешних факторов. С одной стороны, отрицается религиозная этика: только 14 % россиян поддерживают мнение о том, что «нужно родить и вырастить столько детей, сколько даст бог, не прибегая к контрацепции
и абортам». С другой — сводится к минимуму роль государства в этом вопросе. Оставлять ребёнка или нет, должны решать «люди, которых это касается», уверены 66 % опрошенных. За прошедшие семь лет доля респондентов, которые настаивают на государственном регулировании абортов, сократилась: в 2008 году эту идею поддерживал каждый третий, сейчас — лишь каждый пятый.

Получается, что большинство россиян возлагают ответственность за принятие решения об аборте только
на узкий круг тех, кого эта проблема касается: беременную женщину, семейную пару, их друзей или знакомых.
При этом можно сказать, что в обществе есть запрос
на просветительские программы, консультирование
и социальную помощь людям, которые оказались перед этим выбором.

Жизнь«Я вышла
в уверенности, что поступила правильно»: Женщины о решении сделать аборт

И о том, какими были последствия

Хотя репродуктивные права и закреплены в Конституции РФ, всё чаще слышны разговоры о том, что право на аборт следует ограничить, например вывести эту услугу из системы ОМС. Недавно губернатор Пензенской области обязал чиновников отговаривать женщин от аборта и выяснять причины их решения. На деле же причины для прерывания беременности могут быть самыми разными — от простого нежелания иметь детей или проблем со здоровьем до нехватки ресурсов и возможностей для того, чтобы их воспитать. Мы поговорили с несколькими женщинами, сделавшими аборт, об их выборе — почему они приняли такое решение и что было после.

Интервью: Елизавета Любавина

Полина

У меня было два аборта. Парадоксально, но в шестнадцать лет врачи поставили мне синдром поликистозных яичников и сказали, что шансы забеременеть минимальны. Впрочем, завести детей никогда не было моей целью.

Однажды — мне было двадцать — презерватив порвался. По совету подруг я приняла средство экстренной контрацепции, хотя была уверена, что бесплодна. Даже месяц спустя, заметив тошноту и беспричинное раздражение, долгое время не связывала это с беременностью. Подруга предложила сделать тест, когда меня вырвало после завтрака.

Я была растеряна, но понимала, что не готова оставить ребёнка — мы с партнёром оба были студентами. Узнав о беременности, он неделю меня игнорировал. Я решила сделать аборт, после чего он начал донимать меня звонками, просил «не убивать его ребёнка». При этом ни конкретных предложений, ни помощи я от него не получила — очевидно, он просто беспокоился о своём генетическом наборе.

Я обратилась в частную клинику, где сделала медикаментозный аборт. Приняв таблетку, ощутила тянущую боль в пояснице — не сильнее, чем при менструации. Когда наступил апогей боли, из меня вышел кусок слизи. На этом всё и закончилось.

Спустя два года я встретила будущего мужа. Через месяц после свадьбы опять забеременела, хотя использовала спираль — в какой-то момент она сместилась. Мы уже вели разговоры о ребёнке, поэтому и решили оставить беременность.

Я выбрала платные роды, но всё прошло ужасно. Я была на сорок второй неделе беременности, но схватки никак не начинались. Врачи гордились, что в их клинике все рожают «сами», и пошли на кесарево сечение, только когда у ребёнка начал падать сердечный ритм. Мне было двадцать четыре года — врачи упрекали, что в таком возрасте я не смогла разродиться, обвиняли в состоянии ребёнка: через двадцать пять минут после родов дочь перестала дышать самостоятельно. Ещё не обследовав ребёнка, врачи заявили, что случай тяжёлый и неизвестно, «будет ли у ребёнка всё в порядке с головой». Педиатр и невролог, у которых мы потом обследовались, не могли понять, почему акушеры так затянули роды — очевидно, что кесарево сечение надо было делать намного раньше. Но врачей не смутило ни моё состояние, ни жуткая боль, ни то, что я потеряла сознание.

Всё это вылилось в послеродовую депрессию. Но буквально через четыре месяца после родов я вновь забеременела — я использовала оральную контрацепцию, но, вероятно, пропустила одну или несколько таблеток на фоне переживаний. Узнав о новой беременности, я впала в ужас. Сейчас у дочки нет проблем со здоровьем, но тогда я была уверена, что она тяжело больна. К тому же, пережив тяжелые роды, я не была готова пойти на это второй раз.

У меня уже не было возможности обратиться в частную клинику, а в государственной пришлось побороться за право на аборт. Врачи тянули время: сначала «потеряли» мои анализы, затем нашли кандиду — когда я пересдала анализ в платной клинике, никакого грибка не обнаружилось. За это время у меня начал расходиться шов, но это совсем не смутило врача. Она попыталась убедить, что роды после кесарева безопаснее аборта. На УЗИ я специально не смотрела на экран, но врач упорно повторяла: «Не хочешь смотреть, потому что понимаешь, что совершаешь».

Профессионально повёл себя только хирург, сделавший аборт: отлично провёл операцию, дал грамотные рекомендации и не выказал ни малейшего осуждения. Из больницы я вышла в абсолютной уверенности, что поступила правильно. У меня уже есть ребёнок, которого я люблю. На второго я не была готова, ещё и ценой здоровья.

Жизнь с мужем не сложилась. Устав от безденежья и его пьянства, я ушла от него, когда ребёнку было три года. Думаю, что с двумя детьми я бы этого не сделала: я бы просто не могла бы их прокормить. Сейчас, чтобы воспитать дочь и снять жильё, я совмещаю несколько работ. Алиментов от бывшего мужа не получаю — он прямым текстом сказал, что не будет этого делать. Пытаться их взыскать в судебном порядке тоже бессмысленно: всё его имущество записано на маму, за границу он и так не выезжает.

После второго аборта и развода я пересмотрела и круг общения. Многие подруги начали проявлять непрошеную жалость, спрашивать, не снится ли мне по ночам этот ребёнок и как я смогла на это решиться. Другие советовали сходить в церковь, хотя я не верующая.

Раньше подобные истории меня удивляли, ведь врачи не могут отказать в процедуре аборта. На деле я далеко не единственная, моя соседка по палате пережила то же самое.

Настасья

Когда мне было семнадцать, я забеременела. Говорить о сексуальности, своих потребностях и безопасности умеют далеко не все: не хватает сексуального просвещения. Так случилось и со мной — когда я пыталась обсудить предохранение с партнёром, получила классический ответ: «Не беспокойся, я умею себя контролировать». К сожалению, я не стала сопротивляться и настаивать на своём.

Мы практиковали прерванный половой акт. Риск забеременеть в таких случаях высок: даже если эякуляция и не происходит непосредственно во влагалище, часть спермы всегда может туда попасть. Так я и забеременела.

Решение сделать аборт я приняла самостоятельно. От гинеколога получила направление в центр, где могла сделать это бесплатно — рассказать о случившемся маме или бабушке не могла, а своих денег у меня не было. Тем не менее за пару дней до операции мама что-то интуитивно почувствовала — но эмоциональной поддержки от неё я не получила. Молодой человек повёл себя инфантильно: он говорил, что «убивать детей — грех», но при этом не предлагал ничего конкретного. Какое-то время мы не общались, но через месяц я снова вышла с ним на связь — такие отношения сложно назвать спокойными. Узнав об этом, мама спросила лишь одно — хватило ли мне «мозгов предохраняться хоть на этот раз».

Долгое время я ни с кем не обсуждала эту историю. Аборт я упоминала, только чтобы убедить мужчин использовать презерватив. Раньше я считала, что покупка презервативов — это обязанность мужчин, а сама стеснялась сходить за ними в аптеку. Сейчас я более внимательно отношусь к контрацепции.

Когда я делала аборт, мне очень повезло с врачами, в их словах не было ни капли осуждения. Тем не менее он стал травматичным опытом, это не рядовая процедура, которая проходит бесследно. Я очень стыдилась его, ощущала себя «ущербной» и «испорченной». Мне казалось, что с «хорошими девочками» такого не случается. Тогда я была верующим человеком, что лишь усилило переживания.

Я искренне верила, что аборт — это убийство, и молила бога, чтобы беременность оказалась ложной, а результат теста — сбоем в гормональном фоне. Мне казалось, что ребёнок всё чувствует — тогда я не думала, что на ранних сроках у эмбриона ещё не сформирована нервная система. Я ощущала, что способна дать жизнь, но не делаю этого. Аборт же стал первой ситуацией, которая заставила усомниться в вере: я поняла, что никто не придёт на помощь, а проблему придётся решать самой.

После аборта я испытала сильное желание усыновить ребёнка — возможно, так я пыталась снять с себя чувство вины. Со временем поняла, что мне не хватит на это ресурсов. Не понимаю тех, кто может сделать аборт и забыть — лучше заранее подумать о контрацепции. До сих пор я не смогла до конца принять себя: в нашей семье было очень мало эмоциональной близости, из-за чего я постоянно искала тепла даже в нездоровых отношениях. Сейчас понимаю, что оба партнёра должны нести ответственность и заботиться о здоровье друг друга.

Анастасия

Я выбрала оральную контрацепцию и была уверена в её надёжности — задержку списала на другие причины. Забеспокоилась, когда сильно изменилось пищевое поведение: я начала сметать всё, что было в холодильнике. Тогда я и сделала тест на беременность. Результат шокировал. У нас с мужем уже есть двое детей, девочка и мальчик, и третьего мы не планируем.

Муж поддержал меня. В Краснокамске, где я живу, сильны пролайферские настроения: в консультации меня начали отговаривать, медсестра назвала аборт убийством. В коридорах были развешаны плакаты, например «Мама, не убивай меня!» Тогда я решила обратиться в частную клинику в соседнем городе, где сделала медикаментозное прерывание. Мне дали несколько дней на размышление, но я от них отказалась — решение было принято.

Процедура была не болезненнее, чем менструации. Когда всё завершилось, испытала сильное облегчение. Я устала от всепоглощающего быта, на третьего ребёнка не готова ни морально, ни физически, ведь беременность — это очень большая нагрузка на организм. Дети только подросли, и я наконец-то могу уделять больше времени себе. Например, возобновила учёбу: из-за ранней беременности пришлось оставить колледж, сейчас я снова изучаю банковское дело.

Об аборте я не рассказывала никому, кроме мужа: знала, что встречу осуждение, а мне ни к чему лишние нервы и испорченное настроение.

Ирина

Я сделала аборт в двадцать три. Когда врачи диагностировали бесплодие, стала проще относиться к контрацепции: в здоровье постоянного партнёра не сомневалась, риск беременности тоже перестал меня беспокоить. Впрочем, вопрос деторождения передо мной не стоял. Меня воспитали с другими установками: сначала образование и карьера, а уже потом семья.

Диагноз оказался ошибочным, хотя пятеро врачей говорили, что забеременеть естественным путём я не смогу. Беременность я обнаружила достаточно поздно: как ни странно, она никак не проявилась физиологически, зато очень сильно — в эмоциях. Я заметила, что чувствую себя депрессивно, но при этом — ни токсикоза, ни реакции на запахи, ни быстрой утомляемости. Задержку списала на смену климата, мы с партнёром только вернулись из экзотической страны. Тест на беременность я сделала, только когда по ночам начала болеть грудь. Когда я выяснила, что беременна двойней и у меня идёт седьмая неделя, я была шокирована.

Партнёру (сейчас уже мужу) я однозначно сказала, что не хочу сохранять беременность. Он поддержал моё решение. Помогал: сопровождал в клинику, брал выходные, чтобы побыть со мной, поддержал материально. Близкие — мама и подруги — тоже были на моей стороне. Всё говорило о том, что это верное решение: мы не хотели становиться родителями, своего жилья у нас не было, к тому же здоровый образ жизни на момент беременности я не вела.

Сначала врач не пыталась меня отговорить, но узнав, что у меня отрицательный резус-фактор, предположила, что проще родить. Существует расхожее заблуждение, что женщинам с отрицательным резусом не стоит делать аборт при первой беременности. На самом деле это решаемая проблема.

Я сделала платный медикаментозный аборт: почувствовала тошноту, боль внизу живота, были обильные кровотечения, а потом всё закончилось. Всё прошло успешно, я испытала облегчение. Но через две недели меня начали одолевать тоскливые, а иногда и суицидальные мысли. Сначала я подумала, что это психологическая травма после аборта, которую принято называть «постабортным синдромом».

На самом деле эта стрессовая ситуация помогла вскрыть глубинную проблему. Вместе с психологом и психиатром я поняла, что я всегда реагировала остро и эмоционально — просто в период беременности и после аборта реакции достигли апогея. Тогда я столкнулась с депрессивным состоянием и пережила несколько панических атак. Впрочем, это было и раньше, но я предпочитала списывать все на «тяжёлый характер», «истеричность» и даже «особенности женского поведения».

Читайте также:  Как понять нравится ли тебе парень на самом деле

Врач диагностировал пограничное расстройство личности. Он объяснил, что никакого постабортного синдрома не существует. Бывает реакция на общественное давление: утверждая, что «аборт — это убийство», пролайферы навязывают женщине чувство вины. Иногда, как это и произошло со мной, за постабортный синдром принимают психологические проблемы, обострившиеся на фоне стресса. Я благодарна этой ситуации, она подтолкнула меня к решению проблемы. Я не жалею: дети должны быть только желанными.

Лилия

Я сделала аборт шестнадцать лет назад. Тогда ужасно не хватало сексуального образования: в школах его не было, с открытыми источниками дела обстояли не лучше. В Алтайском крае, где я росла, были проблемы с интернетом. Мы плохо предохранялись, и однажды я забеременела.

Отношения шли к свадьбе, но как только я забеременела, партнёр полностью снял с себя ответственность, сказал: «Делай что хочешь». Я совсем не ожидала такой реакции.

Я не мечтала о материнстве, но тогда захотела этого ребёнка — зачатие казалось мне чудом. Но всё же решила сделать аборт: мне было двадцать лет, впереди ещё курс университета, а вешать ребёнка на родителей совсем не хотелось. К тому же я поняла, что если я рожу ребёнка и останусь с партнёром, этот брак не будет счастливым. Я всегда была сторонницей планирования семьи: слишком часто нежеланные дети становятся козлами отпущения, которых родители винят в том, что их жизнь разрушена. Я этого не хотела, всё-таки дети должны быть желанными. Решила, что аборт — это минимальный для всех вред.

На раннем сроке я сделала вакуумный аборт в государственной клинике. Процедура была ужасной. Началась она с укола новокаина в шейку матки, что уже само по себе неприятно. Но сработала анестезия очень слабо, было больно. У меня не раскрылась шейка, и на следующий день пришлось ложиться на чистку.

Но ещё тяжелее было столкнуться с наплевательским отношением молодого человека. В день аборта он торопил меня в женской консультации, а на следующий не пошёл со мной на чистку, хотя обещал. Так как у нас был раздельный бюджет, мы договорились, что сумму за аборт делим на двоих. Но на следующий день он попросил вернуть его часть обратно, чтобы купить билеты до дома — после моей чистки он собирался поехать к родителям. В итоге в клинику он со мной не пошёл: взял билеты на самый ранний автобус до родного посёлка, объяснив это тем, что следующие менее комфортные.

Доверять ему я больше не могла. Если б я оставила ребёнка, было бы хуже: всё это вскрылось бы намного позже, а в декрете я бы ещё и оказалась в зависимости от него. Я никогда не жалела, что решила сделать аборт, но боль от предательства осталась. Правда, с тех пор я внимательнее отношусь к людям.

Сейчас у меня есть ребёнок, которого мы с мужем долго не могли зачать — мы обратились к вспомогательным репродуктивным технологиям. Как выяснилось, проблема с зачатием носила психологический характер. Врачи обнаружили иммунологический фактор бесплодия, но причина крылась в психосоматике — думаю, негативный опыт сыграл здесь свою роль.

Валентина

Первый аборт я сделала давно, ещё во времена СССР: забеременела на новогодней вечеринке, когда училась на первом курсе университета. Беременность я долго скрывала от мамы, пока на восьмой неделе она сама не заподозрила что-то неладное. Мне пришлось сознаться. Оказалось, что мама нормально это восприняла — она и сама оказывалась в подобной ситуации. Мама взяла меня за руку и отвела в женскую консультацию, чтобы получить направление на аборт. Гинеколог повела себя корректно и от аборта не отговаривала.

Перед абортом я сильно волновалась. Пугало и то, что врач — мужчина. Соседки по палате успокоили: аборт они делали уже не первый раз и хорошо знали доктора, который должен был провести операцию. Как оказалось, его не зря хвалили — операция прошла очень гладко и деликатно. Нельзя сказать, что она была безболезненной (всё-таки аборт проводили под местным наркозом), но терпимой.

Второй аборт я делала у того же врача и уже не переживала. Окончив университет, родила двух желанных детей — никаких осложнений с зачатием и родами не возникло. Если беременность не была желанной, лучше сделать аборт — о своих решениях я не жалею.

Как отговорить женщину от аборта

Представьте – ваша подруга, соседка, дочь друзей или подруга дочери забеременела и не хочет рожать. И вы решили в это вмешаться. Правы вы или нет – по большому счету не имеет значения, все мы в той или иной степени влияем на жизнь окружающих, а психика беременной женщины, тем паче находящейся в стрессе – это качели или весы, повлиять на неё легко. Если вы считаете, что вправе – действуйте. Если вы знаете о нежеланной беременности – вы уже внутри ситуации и от ваших поступков возможно зависит судьба женщины и её ребенка. Или не зависит – решение принимает она, вы можете повлиять, но не принудить.

В части случаев вмешиваться неэтично и аморально. Уговаривать женщину родить смертельно или неизлечимо больного ребенка, рискнуть или пожертвовать своей жизнью ради шанса спасти эмбрион может лишь тот, кто имеет право распорядиться судьбой обоих – сиречь Бог. Если он не вмешался и не дал женщине сил положить себя на алтарь – и вам не следует. “Медицински, я думаю, бывают случаи, когда аборт допустим: когда ребенок живым не родится, мать может умереть при родах. Это не общественный вопрос, это не вопрос веры или неверия. Это чисто медицинский вопрос о том, будет ли зачавшееся существо жить или умрет при рождении, не погубит ли это существо по медицинским причинам свою мать и себя” (с) Митрополит Сурожский Антоний. Уговаривать родить после изнасилования или инцеста = уговаривать женщину добровольно пройти через ад, растить ребенка плоть от плоти человека, растоптавшего её жизнь. Да, некоторые готовы на подвиг – но это их решение и их крест, а не норма жизни. Уговаривать родить без мужа, работы и крыши над головой, рискнуть здоровьем и будущим… можно, конечно, если вы готовы взять на себя ответственность члена семьи, разделить с женщиной заботу о ребенке лет хотя бы на пять-шесть, а не ограничиться пачкой памперсов, погремушкой и благими намерениями.

В части случаев вмешиваться бессмысленно – женщина уже вознамерилась избавиться от проблемы и избавится от нее тем или иным способом. По своим личным мотивам, в которые вас не посвятили и вряд ли посвятят, если вы не её муж, не её врач и не её исповедник. Беременность вы не спасете, максимум можете позаботиться о матери. А забота ей понадобится. “Второй жертвой аборта является женщина, но кто воспринимает серьезно её боль? Едва ли кто-то даже задумывается над этим” (С) Б. Натансон. Постабортный синдром никто не отменял, и последствия хирургической операции никуда не деваются. Прерывание беременности больно, страшно, опасно и травматично в любом случае, даже если несостоявшаяся мама с улыбкой выходит из стационара – психика умеет вытеснять ужас и страдания, чувство потери, прятать их в подсознании десятилетиями. Впрочем, если женщина, прервавшая беременность перестает для вас существовать – это ваше право и ваш выбор.

По счастью крайних ситуаций не так и много. Многие женщины рады бы сохранить беременность, но принимают тяжелое решение по незнанию и недомыслию, под влиянием сиюминутных обстоятельств, тревоги, паники, подчиняются воле родственников, мужа, друзей. Отговорить женщину от аборта – значит убедить её, что ребенок вырастет достойным человеком и без частной школы, и без репетиторов с пеленок, и без собственной комнаты и даже без отца в зоне доступа. Объяснить, что отношения с мужем на крови не скрепляются, и родня все равно найдет повод для недовольства, что с ребенком у груди можно стать и топ-менеджером, и главой компании и даже членом парламента. Показать на УЗИ, что зародыш внутри – живой и шевелит ножками, втолковать, что аборт это не контрацепция и не таблетка от проблем. Пофантазировать – каким малыш вырастет, на кого окажется похож.

Если вы действительно хотите помочь ребенку появиться на свет – помогите его матери. Самый простой рецепт – и самый сложный в исполнении, потому что требует бОльших усилий нежели дискуссия в соцсети и потрясание знаменами. Встревоженная, напуганная, обеспокоенная, плохо себя чувствующая женщина вряд ли воспрянет духом от упреков или страшилок. Ей нужна помощь самого что ни на есть практического свойства – и наличие этой помощи в доступе убедит её лучше любых рассказов о бедных маленьких эмбриончиках. Проводите её в консультацию и на УЗИ, купите ей яблоки, витамины и бандаж, пустите пожить на неделю, пока муж или мать перестанет гневаться, посидите с уже существующим малышом, если маму положили на сохранение. Развеивайте её тревоги и страхи, держите за руку во время малоприятных процедур, поддерживайте, принимайте – и сумейте не осуждать, не клеймить, не самоутверждаться за счет ближнего. И при этом важно разделить границы, не развратить и не ослабить помощью.

Для начала дайте будущей маме выговориться. Выслушайте её. Лично, в спокойной, комфортной и уютной обстановке, подальше от лишних глаз и ушей. Не перебивайте, не комментируйте, не осуждайте – просто выслушайте и постарайтесь понять, какие причины побуждают женщину к такому нелегкому выбору. Осторожно задавайте вопросы, уточняйте, позвольте ей поплакать, проговорить страхи и сомнения. Дайте женщине почувствовать – вы на её стороне, вы сопереживаете и действительно готовы помочь. Иногда этого достаточно – выпустив из души опасения и тревогу, женщина понимает, что малыш ей на самом деле дорог, и она готова сохранить ему жизнь.

Подбирая аргументы, будьте максимально корректны, правдивы и деликатны. Если вы используете заведомо недостоверную, непроверенную информацию, давите на женщину, вините её и стыдите, упрекаете и грозите геенной огненной, причиняете боль – возможно ваша помощь возымеет противоположный эффект. И именно ваши слова окажутся последним камушком, который подтолкнет женщину в абортарий – если близкие и друзья лгут, осуждают, отказываются помочь, значит рассчитывать и вправду не на что… Беременная восприимчива и эмоциональна, помните и учитывайте, прежде чем говорить!

Самое важное, что вы можете сделать – убедите женщину не торопиться, выждать хотя бы несколько дней, прежде чем принять окончательное решение. Попросите её собрать все факты, всю информацию, подбить все счета и учесть все возможные ресурсы. Вместе перепроверьте диагнозы – порой случается, что врачи ошибаются, замершая беременность оказывается живой, внематочная маточной, а пороки развития – «глюками» аппарата УЗИ. Вместе подумайте, как убедить отца ребенка – порой будущие папы говорят «аборт» от страха или внезапности ситуации, их беспокоит финансовый вопрос, то, что они не смогут позаботиться о ребенке должным образом. Если дать мужчине время принять ситуацию, не исключено что он изменит свою позицию. Расскажите о рисках аборта – не о страшилках типа «матку вырежут, деток не будет!», а о реальных осложнениях после прерывания беременности.

Обсудите сомнения и тревоги. Порой женщина идет на аборт потому, что боится не полюбить ребенка, стать плохой матерью, испортить ребенку жизнь. Здесь нужен психолог, умеющий деликатно и бережно разобраться с проблемой. Порой ей кажется, что она не сумеет обеспечить ребенку достойную жизнь – расскажите о маркетинге детских товаров и синдроме чрезмерного потребления, дайте ссылку на списки вещей, которые не понадобились новорожденным и их мамам, загляните на Авито и Аэроэкспресс, посчитайте вместе, сколько денег на самом деле нужно, чтобы поднять ребенка.

Денежный вопрос действительно важен – соберите информацию о пособиях, выплатах и «декретных». Если женщина работает – рассмотрите её контракт, просчитайте, что выдаст работодатель, подумайте, как скоро она сможет вернуться на работу, и напомните, что увольнять беременных незаконно. Если женщина не работает или оплачиваемый декрет ей не светит – значит нужен фриланс, подработка, которая позволит продержаться, не выходя из дома. Научиться писать статьи, модерировать форумы, вязать детские чепчики и пинетки, делать простые сайты и прочая можно за пару месяцев. А на оборудование для работы можно и скинуться компанией заинтересованных лиц – раньше женщинам покупали швейные машинки, теперь актуальнее рабочий ноутбук.

Если финансовые дела будущей матери совсем плохи – можно организовать гаражную распродажу ей в помощь, воспользовавшись соцсетью или кругом друзей. У всех есть лишние вещи, косметика, книги, от которых хотелось бы избавиться, часть из них пригодится новым владельцам, а деньги маме. Фонд в поддержку женщины организовать тоже можно – порой обстоятельства складываются таким образом, что в течение нескольких лет женщина, оставшаяся без поддержки семьи, будет не в состоянии себя прокормить (с больными детьми, близнецами и тройнями это реально сложно). Постарайтесь собрать компанию попечителей, каждый из которых подписывается в течение нескольких лет отчислять подопечной малую толику дохода (суммы в районе эквивалента 10-50 долларов доступны для большинства). Один из попечителей собирает на счет деньги, ежемесячно передает их подопечной и принимает от неё чеки, удостоверяясь, что средства действительно идут на обеспечение детей и еду матери.

Вопрос с жильём самый сложный, но и там реально поискать решение. Оплата съемного жилья – недешевое удовольствие, жить в приюте – занимать место кого-то из самых незащищенных. Для начала обсудите с женщиной, нет ли у неё ближних или дальних родственников, которые готовы принять её в таком положении. Возможно появление малыша хороший повод помириться с дядьями или бабушкой. Возможно пришла пора продать дачу или гараж, намекнуть родственникам о своих правах на часть общей жилплощади и разменять её. Или адвокат в состоянии договориться с отцом ребенка о крыше над головой в счет алиментов. Если у беременной нет вариантов – соберите женсовет из подруг или форумчанок – наверняка у кого-то найдутся варианты жилья, в котором можно пожить за «коммуналку», присмотр за животными, цветами или квартирой в отсутствие хозяев.

Составьте большой и подробный план, обсудите все варианты и сроки – как носить беременность, в какую ЖК обратиться, какие действия следует предпринять, какие сложности преодолеть, что купить, в какие соцслужбы и организации обратиться, как поговорить с родителями и родственниками, как подавать на алименты и подавать ли, на какие курсы пойти и какой диеты придерживаться. Чем яснее и понятнее будущее, тем меньше страхов, тем лучше женщина сможет справиться с тревогой, тем скорее начнет готовиться к материнству. А у вас будет четкое представление – в чем конкретно заключается ваша помощь, на что вы подписываетесь и как долго оно будет продолжаться.

Очертить границы своей ответственности, к слову, просто необходимо – иначе в один прекрасный момент вы обнаружите на своей шее тяжелый груз. Собираясь помогать женщине несколько месяцев или лет, «на берегу» обговорите все условия и варианты помощи. Когда и по какому поводу вам можно звонить вообще и в неурочное время, в чем вы готовы участвовать, а в чем нет, какие средства и ресурсы готовы предоставить безвозмездно, какие взаймы. Чего вы ждете в ответ (что женщина не будет курить, пить, что она найдет работу, окрестит ребенка и т.д.) и как вы поступите, если правила соблюдаться не станут. Это поможет избежать непонимания и взаимных обид.

Если убеждения не возымели силу, и женщина все-таки решила прервать беременность, вам предстоит самое тяжелое. Сопроводите её в больницу, будьте с ней сколько позволяют правила, молитесь за неё. Иногда женщина может передумать у кабинета, или даже уйти со стола – и тут-то ваша помощь будет как нельзя кстати. Если же чуда не произошло – по крайней мере ваша совесть будет чиста, вы сделали все, что могли. Поступили по-человечески, милосердно и с добротой.

Остается ещё вариант «роди и отдай мне», но на него очень мало кто соглашается. Культура усыновления в нашей стране находится в зачаточном состоянии, женщину, которая отказалась от ребенка, ждет осуждение, куда более суровое, чем ту, которая сделала аборт. Но тем не менее в семейном кодексе РФ есть вариант заключить «именное» соглашение на усыновление и если вы всерьёз вознамерились усыновить чужого ребенка – подготовьтесь как следует.

Полагаю, у вас уже возник вопрос – почему вы должны брать на себя такую гору хлопот, возиться с чужим человеком, тратить своё время, силы и средства? Потому что _вы_ хотите помочь будущему ребенку стать живым человеком и прийти в мир!

Представьте себе вместо эмбриона. скажем, котенка. Маленького, пушистого, хромающего на одну лапку и брошенного в пустом дачном поселке на верную смерть. Вы приехали на дачу за остатками заготовок или забытым зонтиком – и вот, бедный зверек сидит где-нибудь у забора. Что вы можете сделать?
Погладить бедняжку и пройти мимо, предоставив котенка своей судьбе или другому встречному.
Покормить котенка своим бутербродом и поставить ему коробку, например. Неважно, что будет с ним дальше, но сейчас он жив и в тепле.
Вывезти зверика в город и оставить где-нить в подъезде или при магазине – там его шансы на жизнь выше.
Сфотографировать страдальца на телефон и сделать кучу слезливых постов в соцсетях – в таком-то поселке зябнет и голодает брошенный мерзавцами бедный котик, приезжайте и заберите пожалуйста, ведь иначе МАЛЫШ УМРЕТ!
Вывезти котенка в приют к ближайшим зоозащитникам – там, по крайней мере о нем позаботятся, дадут еду и крышу.
Вывезти сироту к себе домой, накормить, отмыть, прогнать блох и глистов, и найти ему новых хозяев.
Вывезти – и оставить у себя, первымвторымдесятым котом в семействе.

Помочь – значит взять на себя ответственность беспомощное маленькое существо. Вы не обязаны и не должны вписываться в ситуацию. Но имеете полное право поучаствовать в судьбе, которую волей случая скрестило с вашей. Сохранить одну жизнь – реальную жизнь реального младенца, который спустя несколько месяцев сможет появиться на свет. По-моему это стоит труда!

И последнее – возможно вы читаете эту статью потому, что сами стоите перед тяжелым выбором. Но подруги, которая взяла бы вас за руку, поддержала и выслушала бы, не сидит рядом и муж не радуется двум полоскам и мама в ужасе. Что же делать? Стать подругой самой себе – потому что кроме вас вам никто не поможет. Ваше тело – ваше дело и ваш выбор ваше право. Но уверены ли вы, что иного выбора у вас нет?

Я написала этот текст и собрала ссылки потому, что задумалась – а что я лично сделала для того, чтобы помочь мамам в сложной ситуации. Вы тоже можете что-нибудь сделать.

Комменты закрыты во избежание долгой дискуссии.

Добавить комментарий